Шаг в будущее

Журнал Pulp&Paper Industry провел интервью с Сергеем Малковым, генеральным директором компании «Сибирский лес» о строительстве нового лесохимического комплекса в Красноярском крае

В России есть лес, и это - главное. Российскому ЛПК осталось научиться оптимально использовать и грамотно возобновлять ресурсы, данные самой природой. Мировой тренд сегодня – комплексная глубокая переработка древесины, биорефайнинг. Биорефайнинг в мировой химической промышленности многолик. Это - производство биотоплива и биопластиков, различных композитов для промышленности и строительства, пиролизных масел и медицинских препаратов, таких как, например, микрокристаллическая целлюлоза и дигидрокверцетин. О том, какие направления биорефайнинга станут генеральными для современного лесохимического комплекса, строительство которого начнется уже в 2017 году, а также о проекте в целом, мы решили поговорить с Сергеем Малковым, генеральным директором компании «Сибирский лес».  Надеемся в скором времени продолжить разговор с Сергеем Малковым на строительной площадке нового лесохимического комплекса, аналогов которого в России еще нет, а, значит, сделать вместе шаг в будущее российского ЛПК.

  1. Расскажите, пожалуйста, о том, как зародилась сама идея подобного проекта? Последние 50 лет ЦБП России находилась в явной стагнации и не внушала здорового оптимизма. Как ваша компания решилась на подобный проект?

Действительно, можно констатировать, что лесная отрасль долго находилась в стагнации: за последние 25 лет из-за невысокой рентабельности и медленной модернизации производства обанкротились по общим подсчетам около 18 ЦБК. В то время как в 1984 г. СССР занимал 3-е место в мире по производству бумаги и картона, к 2014 году уровень опустился до 14-го места.

Кроме того, на данный момент полностью прекращено производство растворимой целлюлозы, используемой в текстильной и оборонной промышленности. Это говорит о систематическом многолетнем недостатке инвестиций в развитие отрасли. За 45 лет в стране не было построено ни одного нового целлюлозного завода по современным технологиям.

Однако ситуация на мировом рынке в наше время показывает наличие большого спроса на целлюлозу, в большей степени на рынках Юго-Восточной Азии, среди который лидирует Китай. Следует отметить, что наибольший рост спроса приходится именно на сегмент растворимой целлюлозы, так как она имеет широкий спектр применения, и, по мере того, как поставки хлопка на мировой рынок становятся более ограниченными, спрос будет только расти, привлекая в отрасль все больше и больше инвестиций.

Россия располагает огромной лесосырьевой базой (около четверти мировых запасов древесины), есть ряд богатых лесными ресурсами районов, которые характеризуются наличием транспортной инфраструктуры, большим количеством водных ресурсов, достаточным количеством энергоресурсов и трудовых ресурсов, что является хорошей предпосылкой для развития отрасли.

Также, рассматривая опыт стран Скандинавии, Европы, а также Канады, Латинской Америки и Юго-восточной Азии мы видим успешную работу целлюлозных производств нового поколения на основе наилучших доступных технологий (ВАТ), использование которых позволяет поддерживать высокий уровень экологической защиты производства и обеспечить соблюдение всех норм природоохранного законодательства.

Принимая во внимание все предпосылки для реализации масштабного проекта по производству целлюлозы в России, а также риски и сложности, группа частных инвесторов приняла решение о начале реализации такого амбициозного проекта. В 2012 году была создана компания ООО “Сибирский Лес”.

 

  1. Как повлияло изучение мирового опыта на технологии, которые Вы собираетесь внедрять в это производство? Какие производства за рубежом являются прототипами или предшественниками для этого производства в плане технологий?

Выбранные технологии в проекте отражают в полной мере современные тенденции развития целлюлозно-бумажной отрасли. Интеграция производства NBSK с растворимой целлюлозой позволяет достигнуть высоких конкурентных преимуществ. Более того, линия по производству растворимой целлюлозы будет переключаемой, что дает гибкость не только по отношению к сырьевой базе, но и в условиях изменения конъюнктуры рынка.

В нашем проекте будет осуществляться комплексная переработка древесины за счет высокопроизводительного основного технологического оборудования единичной мощности и применения высокоэффективных систем регенерации химикатов и биоэнергетических установок. Благодаря последним применение ископаемых видов топлива полностью отсутствует.

Проектом предусмотрена промывка и сортирование небеленой массы по замкнутому циклу, а отбелка целлюлозы будет осуществляться по технологии ECF и ECF Light, с применением озона.

Трудно назвать прототип нашему проекту, так как новые заводы в разных странах проектируются с учетом географического и климатического факторов, специфики обеспечения сырьем и его породного состава, итд. Наверное, можно назвать положительный пример строительства нового завода в Финляндии – завод компании Мется Файбре (Metsa Fibre) в городе Яянекоски (Aanekoski), который будет пущен в 3 кв. 2017 года. Этот проект в некотором роде стал для нас бенмаркингом по многим параметрам.

 

 

  1. Почему выбрана не чисто озоновая, а смешанная поэтапная отбелка, в том числе и использованием диоксида хлора?

Как мы все знаем, основной целью процесса отбелки целлюлозы является придание целлюлозе необходимых физико-химических свойств.

В настоящее время в целлюлозном производстве применяются методы многоступенчатой отбелки с использованием на отдельных ступенях процесса различных отбеливающих и делигнифицирующих реагентов, таких как двуокись хлора, элементарный хлор, каустик, кислород, озон, пероксид водорода и т.д.

Наш Целлюлозный завод будет производить беленую целлюлозу с использованием крафт технологии варки и отбелки без применения молекулярного хлора. На заводе предусмотрены 2 линии производства целлюлозы:

Линия волокна для производства хвойной беленой крафт-целлюлозы включает в себя промывку и сортирование небеленой массы, двухступенчаую кислородную делигнификацию,  и четырехступенчатую отбелку. Отбелка производится по технологии ECF по схеме D0-EОP-D1-D, обеспечивающей степень белизны до 89-90%.

Линия волокна для производства растворимой целлюлозы из березы, включает в себя промывку и сортирование небеленой массы, двухступенчаую кислородную делигнификацию, отбелку с применением озона. Отбелка производится по технологии  ECFLite по схеме Z/D-EОP-D, обеспечивающей степень белизны до 90-91%

При выборе схемы и режима отбелки мы учитывали не только требования к качеству и назначению беленой целлюлозы, но и эксплуатационные расходы, капитальные затраты, а также экологические риски.

  1. Какие продукты Вы планируете выпускать? Почему именно эти? Влияет ли на выбор производимых продуктов наличие в данном районе определенного сорта древесины? Так ли это, что, кроме высококачественной древесины хвойных пород, в этом проекте будет использоваться и лиственная?

 

Выбор номенклатуры товарной продукции будущего предприятия был определен не только в результате анализа породного состава собственной лесосырьевой базы, но и в силу сложившихся в последние десятилетия тенденций и потребностей мирового и отечественного рынков целлюлозы. В проекте предусматривается производство беленой крафт-целлюлозы стандарта NBSK из хвойных пород древесины и растворимой целлюлозы (DWP) из лиственных пород, преимущественно березы.  Общая планируемая мощность целлюлозного производства – 930 000 тонн в год. Кроме того, завод будет выпускать побочную продукцию лесохимии.

 

Выбранная концепция позволяет с максимальной эффективностью преобразовать имеющиеся сырьевые ресурсы в коммерчески выгодный продукт с высокой добавленной стоимостью. Северная белёная крафт-целлюлоза из хвойных пород за счёт длинны и гибкости волокна (длинноволокнистая целлюлоза) имеет свойства, позволяющие ей быть постоянно востребованным продуктом на рынке.

Растворимая целлюлоза из лиственных пород – продукт уникальный, производителя на российском рынке на сегодняшний день нет. Спрос на растворимую целлюлозу превзошел во многих отношениях спрос на целлюлозу для бумаги.  Движущей силой здесь являются демографический рост и ограниченные поставки хлопка. Планируемое качество продукции не будет уступать по качеству лидерам мирового рынка, а низкая себестоимость древесного сырья обеспечивает неоспоримое конкурентное преимущество.

В последние десятилетия мировой рынок целлюлозы характеризуется постоянной положительной динамикой, поэтому все выпускаемые продукты будущего предприятия найдут своего потребителя. Кроме того, выбранное местоположение предоставляет хорошие условия для конкурентной логистики, как на Восток, так и на Запад. Около 20% продукции планируется поставлять на рынок России, а также осуществлять продажи потребителям премиальных рынков Европы, Ирана, Пакистана и Японии. Оставшаяся часть продукции (около 80%) будет продаваться на рынках стран Юго-Восточной Азии, где основным целевым рынком сбыта рассматривается Китай, из-за своей емкости и ежегодно увеличивающегося спроса.

 

 

  1. Чем биорефайнинг по-русски будет отличаться, например, от биорефайнинга в Скандинавии, в мире? Гринфилд-проекты здесь и за рубежом? Чем обусловлены эти отличия и выбор производимых продуктов? Влияет ли на это: предпочтения местных рынков; наличие определенного исходного сырья; наличие государственных программ в области глубокой переработки древесины?

Многие проекты строительства новых мощностей по производству целлюлозы в Скандинавии проводятся под названием “био-рефайнинг”. Это новый тренд который стаивит целью изменить имидж целлюлозного производства, показать диверсификацию по продуктовому портфелю побочных продуктов, делая производство более конкурентоспособным и устойчевым в долгосрочной перспективе.

 

Био-рефайтинг древесины на сегодняшний день одно из наиболее перспективных направлений развития деревообработки. Он представляет собой производство наукоемкой продукции с высокой добавленной стоимостью на базе глубокой комплексной механической и химической переработки лесных ресурсов. Химия древесины очень богатая, на основе ее можно создать фундамент для производства различной продукции добавленной стоимости – биотопливо, полимеры, различные органические соединения.

 

Принципиальным различием между отечественными проектами и проектами в мире которое может повлиять на концепцию “био-рефайнинга” является сырьевая база и различие между породами древесины и химическим составом. Например, наличие на Востоке России сырьевой базы лиственницы, позволяет выстроить свою концепцию по “био-рефайнингу” с выделением арабиногалактана и производства на базе него уникальной продукции.

Что касается программ государственной поддержки, такие программы, субсидии для разработок и производства био-продукции,  существуют, например в ЕС, в Скандинавии. Это является существенным  толчком для развития био-рефайнинга.

  1. Какие государственные и коммерческие структуры поддерживают этот проект? Расскажите, пожалуйста о ваших партнерах.

Проекту оказывает поддержку целый ряд государственных и коммерческих структур. 

В марте 2015 года было заключено Соглашение о сотрудничестве с Правительством Красноярского края. Содействие в решении текущих задач на региональном уровне оказывают министерства Красноярского края, такие как: Министерство природных ресурсов и экологии, Министерство лесного хозяйства, Министерство экономического развития и инвестиционной политики.

На федеральном уровне поддержку проекту оказывают Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, подведомственное ему Федеральное агентство лесного хозяйства (Рослесхоз), Министерство экономического развития Российской Федерации. Также особо стоит отметить Межправительственную Российско-Китайскую комиссию по инвестиционному сотрудничеству.

В реализации проекта принимают участие известные международные компании, работающие в целлюлозной отрасли. Базовый проект был разработан компанией Sweco, ведущей в Европе инжиниринговой, консалтинговой и проектной организацией. Другим значимым партнером проекта можно назвать компанию ООО «Пеуру Рус», выполняющую функцию Генерального проектировщика, ответственного за разработку проектной документации, а также сопровождение проекта в ФАУ «Главгосэкспертиза России».  Международная корпорация развития проектов и инвестиций IPIDC отвечает за комплексное структурирование финансирования, включая привлечение экспортного финансирования. Поставщиками технологического оборудования выступают известные международные компании, такие как Andritz, Siemens, Chemetics и другие.

  1. Запуск производства намечен уже на 2020 год. Поделитесь, пожалуйста, планами на предстоящие три года. Какие этапы запланированы?

После получения разрешения на строительство, в 2017 году планируется начало этапа мобилизации с разработкой детального проекта, строительством временного городка и инфраструктуры для начала строительства. После завершения этапа мобилизации мы будем выходить на основную стройку.

Для удобства строителей и монтажных организаций, проектом предусмотрен временный городок на 2500 человек, который обеспечит всеми необходимыми удобствами. Монтажные работы будут осуществляться согласно графику поставки оборудования. Лимитирующим и наиболее сложным объектом монтажа будет содорегенерационного котла (СРК), поэтому уже сейчас мы стараемся учесть возможные нюансы касательно логистики оборудования, графика проведения монтажных работ, с учетом суровых климатических условий в Сибири, входного контроля поставок, а также ответственности монтажной организации за выполненную работу. Ведь, чем детальней сейчас мы отработаем этот вопрос, тем меньше возникнет проблем в будущем.  Последними этапами реализации проекта будут пуско-наладочные работы, пуск в эксплуатацию, выход на проеткную мощность и достижение гарантийных показателей.

 

  1. Чем характеризуется настоящий момент? Закончена ли разработка предпроектная стадия?

В настоящее время мы находимся на стадии получения разрешения на строительство и завершении работы с банками по финансированию проекта.

  1. Когда планируется начать реальное строительство?

 

В 3 квартале 2017 года мы планируем получить положительный результат ФАУ «Главгосэкспертизы», после чего уже августе-сентябре 2017 года приступить к мобилизационным работам на площадке. 

 

 

Справка:

Целлюлозный завод по глубокой переработке древесины будет построен по европейской технологии — на текущий момент аналогов ему в России нет. Проектная мощность предприятия составит 930 тыс. тонн в год, в том числе 600 тыс. тонн беленой крафт-целлюлозы стандарта NBSK из хвойных пород древесины (сосна, ель, пихта) и 330 тыс. тонн растворимой целлюлозы из березы. В результате ООО «Сибирский лес» станет единственным производителем растворимой целлюлозы в стране, а прогнозируемая доля товарной беленой целлюлозы производства завода составит на российском рынке не менее 30%.