Государство хочет повысить эффективность лесного хозяйства

С 1 октября 2015 года вступили в силу изменения в Лесной кодекс, которые упрощают лесозаготовку для малого и среднего бизнеса. Субъекты МСБ получили возможность участвовать в аукционах и по их результатам заключать договоры купли-продажи лесных насаждений для коммерческой заготовки древесины. По мнению руководителя Рослесхоза Ивана Валентика, это позволит в целом повысить эффективность лесного хозяйства страны.

Еще один шаг к повышению эффективности лесного хозяйства - запуск пилотных проектов Федеральной концепции интенсивного использования и воспроизводства лесов. Уже определены пять таежных лесных районов для реализации этих проектов: Двинско-Вычегодский, Карельский, Нижнеангарский, Среднеангарский и Балтийско-Белозерский. Двинско-Вычегодский район включает в себя части территорий Архангельской, Кировской областей и Республики Коми. Каждый регион реализует свой проект по отработке вопросов интенсификации использования лесов. Полученные результаты станут основой для начала системной работы по интенсификации лесного хозяйства на федеральном уровне, а также послужат обоснованием для внесения изменений в отраслевое законодательство.

Как сообщает комитет лесов Республики Коми, переход на интенсивную модель позволяет повысить экономическую отдачу от использования лесов за счет получения с лесных участков максимально возможного объема товарной древесины. Высокие показатели достигаются при эффективном восстановлении леса после рубок и уходе за ним. Природоохранный эффект заключается в том, что при интенсивном лесопользовании сокращаются площади вновь осваиваемых лесных территорий за счет более эффективного хозяйствования на уже освоенных. При экстенсивном же лесопользовании "захватываются" новые территории, что ведет к росту затрат, необходимых на создание лесной инфраструктуры, и увеличению площади сплошных рубок.

"Изменение качества лесного фонда является одним из ключевых стратегических вызовов для лесной отрасли России. Коренным образом улучшить ситуацию можно с внедрением модели устойчивого лесоуправления в России, которая при соблюдении баланса между социальными, экологическими и экономическими факторами будет способствовать раскрытию потенциала российских лесов. В 2013 году Россия приняла первую в истории страны Лесную политику, а в 2015 году разработана Концепция интенсивного лесного хозяйства на федеральном уровне - это существенные шаги, - отмечает Федор Грабар, директор департамента лесообеспечения International Paper в России. - Следующий этап - это работа федеральных органов власти и научных организаций по изменению региональных правил и норм. Здесь необходима последовательная поддержка со стороны бизнеса, активное вовлечение экологических организаций".

Разработчики концепции уверены, что интенсивная модель выгодна бизнесу, поскольку уход за лесом дает не только дополнительную древесину, но и улучшает ее качество, так что добытая древесина становится гораздо эффективней экономически.

"Такая система интенсивного лесопользования эффективно используется нашими северными соседями - Финляндией и Швецией. Результатами этого подхода является и более высокий "выход" древесины с гектара (достигает 3-4 кубометров с гектара, в то время как в России средний показатель на уровне одного кубометра с гектара). Бережный уход за лесом с промежуточными рубками позволяет также получать более качественное сырье для переработчиков древесины", - соглашается Сергей Малков, глава компании "Сибирский лес". - Однако модель интенсивного лесопользования требует инвестиций в лес. Только крупные переработчики, в первую очередь целлюлозные заводы, могут быть заинтересованы в этих инвестициях и могут себе их позволить".

А вот Николай Иванов, вице-президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России, считает, что переход на интенсивную систему - вопрос не одного десятилетия, требует огромных затрат в лесную инфраструктуру, в частности в лесные питомники и дороги, и не может дать немедленного результата. "При использовании интенсивной модели не столько улучшается качество древесины, сколько сокращается оборот рубок и увеличивается объем заготавливаемой древесины в 2-3 раза с гектара. При этом первые рубки ухода абсолютно неликвидны в условиях недостатка энергетических установок, потребляющих отходы лесозаготовки, их осуществление абсолютно нерентабельно", - говорит он.

Перечень пилотных регионов, выбранных для внедрения интенсивной модели, по его мнению, не случаен: Коми, Карелия, Архангельская область и другие связаны с целлюлозно-бумажным производством (ЦБП). Для лесопромышленников и лесоэкспортеров ЦБП наиболее актуально снижение или отмена возрастов рубок древесины, так как вокруг действующих комбинатов по действующим нормам и с учетом проблем с лесовосстановлением сложился дефицит лесосырья, и внедрение интенсивной модели в рассматриваемом формате просто позволит им на 7-10 лет решить проблему с обеспечением сырьем. После этого срока все будет зависеть от состояния древостоев, вырубленных еще в советский период, и от того, насколько реально будут осуществляться инвестиции в лесную инфраструктуру.

"По мнению союза, арендаторы не будут осуществлять долгосрочные инвестиции без существенной господдержки (не менее 50% компенсации расходов), что сегодня нереально, - говорит Николай Иванов. - Для других секторов лесного комплекса России, а именно лесопиления, фанерного производства проблемы на первом этапе реализации выбранной модели интенсификации только усугубятся, так как в заготовках будет преобладать балансовая группа (тонкомер), пригодная в основном для целлюлозно-бумажной и плитной промышленности. Это, кстати, ударит и по ЦБП промышленности, так как уменьшатся поставки щепы с лесопильных предприятий